Выжил после выкидыша - kandidoz-lechim-kak.ru

Выжил после выкидыша

Ребёнок, выживший после аборта

Жительнице Воронежа Марине Ярославцевой врачи на 4-й неделе беременности сообщили, что плод мёртв, но после неудачно проведённого аборта выяснилось, что ребёнок жив и продолжает развиваться. Измученная халатностью врачей Марина Ярославцева, находящаяся на 4-м месяце беременности, теперь боится, что после всех волнений у неё случится выкидыш или эти экзекуции отрицательно скажутся на здоровье будущего малыша…

Смерти вопреки

«Вы себе представить не можете, что пришлось перенести этому ещё не родившемуся малышу!» — рассказывает Марина, бережно поглаживая свой округлившийся живот. — «Я наблюдалась у своего доктора в железнодорожном роддоме. На сроке 4 недели мне сообщили, что беременность замерла. Врач, который делал мне УЗИ, заявил, что опыт у него большой и он обычно уже с 2 недель сердце слышит, но в данном случае оно не бьётся. При этом утешил: мол, не стоит слишком переживать, поскольку, судя по результатам УЗИ, ребёнок всё равно родился бы с уродствами. После этого, чтобы извлечь «мёртвый» плод (а ведь он был живым!), мне под общим наркозом сделали аборт. Назначили курс сильных антибиотиков, которые предписывают после хирургического вмешательства, я их пропила, даже не предполагая, что после аборта по-прежнему беременна.»

«Потом меня стало сильно тошнить по утрам. Считая, что плод извлекли, я приняла это за последствия наркоза. А учитывая, что у нас с мужем уже трое детей, мы решили, что мне нужно раз и навсегда предохраниться от последующих беременностей. Там же, где недавно делали аборт, мне опять под общим наркозом перевязали маточные трубы. В процессе операции врачи заметили, что матка увеличена, но посчитали, что это фиброма, и при этом успокоили, что удалять её не нужно. Может, лет через двадцать, если уж она очень сильно увеличится. После этой операции я снова принимала антибиотики…»

Жертва аборта

«Тем временем тошнота у меня усиливалась,» — вспоминает будущая мать, — «наш участковый терапевт предположил, что это либо панкреатит, либо диабет, либо кое-что похуже, и посоветовал не затягивать с обследованием: я же многодетная мать, а старшей дочке всего одиннадцать. Я побежала на консультацию в областную поликлинику при ОКБ и там узнала, что беременна, срок уже 12 недель! Это значило, что плод выжил, несмотря ни на что. Муж Сергей ждал меня на улице с 8-месячным сынишкой. Тот прижался к папе, обхватил его за шею ручонками, и вопрос, оставлять ли ребёнка, решился сам собой. К тому же УЗИ показало, что он никакой не урод, всё у плода на месте.»

Но родительская радость вскоре сменилась тревогой: не отразились ли на здоровье ребёнка два наркоза, два курса лечения антибиотиками и аборт? Но в межобластной медико-генетической консультации Марину Ярославцеву обследовали и успокоили: всё хорошо. Однако это были ещё не все испытания, которые выпали на долю женщины.

Медицинская тяжба

«Через некоторое время меня направили на УЗИ в городской центр планирования семьи,» — рассказывает Марина о своих злоключениях. «Врач сообщила мне, что ясно видит амниотический тяж через всю матку. И объяснила, что это редкий, один на десять тысяч беременностей, дефект плодного пузыря, при котором в полости матки образуется что-то вроде натянутой струны. Эта струна может руку перетянуть — и не будет руки, а может вообще задушить, — объяснила врач. Мы с мужем были в панике. Две недели ожидания УЗИ в диагностическом центре я не забуду никогда. До сих пор удивляюсь, как у меня от всей этой нервотрёпки не случился выкидыш. А в диагностическом центре нам сообщили, что никакого тяжа нет.»

Заведующий межобластной медико-генетической консультацией диагностического центра кандидат медицинских наук Валерий ФЕДОТОВ в беседе с корреспондентами так отозвался о профессионализме своих воронежских коллег:

— Здесь очевидны непростительные проколы в деятельности воронежских акушеров-гинекологов. И начались они с самого начала: на сроке 4 недели сердцебиения плода не услышишь, оно прослушивается начиная с 6-й недели. Из-за того что специалист не знает таких элементарных вещей, женщина была огорошена известием о смерти ребёнка, потом последовал недобросовестно (к счастью!) сделанный аборт и череда самых разных несчастий… Их было бы меньше, если бы после аборта специалисты сделали УЗИ и убедились, как прошла операция. Это исследование после подобной операции должно делаться непременно! Но все положились на авось. Счастье великое, что плод при таком подходе не пострадал. Этот ребёнок буквально пробивает себе дорогу в жизнь, не с помощью врачей, а вопреки их непрофессионализму.

Читать еще:  Вызвать выкидыш в ванной

«Сын будет великим человеком»

Валерий Федотов предложил Марине для успокоения души пройти УЗИ на современном трёхмерном аппарате. На этого удивительного малыша в тот день прибегал посмотреть весь седьмой этаж диагностического центра. Самые опытные специалисты все рёбрышки, все пальчики крохе пересчитали — всё было в полном порядке, как положено на этом сроке. В тот же день, 14 ноября 2006 года, Марине Ярославцевой сообщили, что у неё будет мальчик.

— Сейчас у меня четыре месяца беременности, — заканчивает свой рассказ Марина, — я теперь очень надеюсь, что у нас всё будет хорошо. Бог нам не раз уже помог и не допустит, чтобы с этим мальчиком что-то плохое случилось. Раз он так хочет жить, наверное, ему уготована какая-то особая миссия.

Остаться в живых после выкидыша. Реальная история

Долгожданная беременность и выкидыш на раннем сроке. Как не сойти с ума

Слезы счастья

«Любимая, мне до сих пор не верится. Хоть прошли уже сутки с момента, как ты позвонила и попросила приехать с работы пораньше. Взволнованная, ты срывающимся голосом прошептала, что должна сообщить мне что-то важное. Я зашел домой и застал тебя заплаканную».

«Родной мой, это слезы счастья. Как долго мы ждали нашу беременность. Сколько я прочла медицинских статей, сколько форумов пересмотрела — моей одержимости хватило бы на освоение новой профессии. Вклеим этот тест на беременность в фотоальбом нашего ребенка. Сколько волшебных забот впереди, прям голова кружится».

«Совсем не рабочий настрой. Думаю только о тебе и нашем ребенке в твоем животе. Отныне, моя своенравная жена, никакого кофе и долгих часов за компьютером. И приучись отвечать на мобильный, я беспокоюсь».

«Ты совсем с ума сошел? Кому притащил столько фруктов? Я это и за всю беременность не съем».

«Ты сделалась дико импульсивной и непоследовательной, а твои страхи за ребенка передаются понемногу и мне. Придется набраться терпения, чтоб выдержать эти колебания настроений. А порой ты становишься такой беззащитной, что не оставлял бы тебя ни на час».

«Вся моя сущность, все мысли и мечты сосредоточены в приятной тяжести внутри. Спина ноет, живот тянет вниз, а подруга смеется: срок-то всего ничего, а уже неповоротливая, как утка».

«Весь вечер ты не встаешь с кровати и жалуешься на боли. Позвонили гинекологу, успокоились: „Боли и даже коричневые выделения при беременности — это нормально“. Но все равно свожу тебя в клинику после выходных».

«Проснулась ночью и боюсь провести контрольным движением пальцев между ног. Пусть трусливо, пусть каждый раз замирая в тревоге, но я проверяла себя постоянно, а сейчас медлю. Решаюсь в одну секунду и тут же убеждаюсь, что случилось непоправимое: ладонь окунается в липкую влагу пижамных штанов, а нос вдыхает плотный запах крови.

Неожиданная апатия овладевает мной. Я не чувствую ничего, кроме невыносимого желания уснуть и больше не просыпаться. Вязкая лень путает мысли, и, сопротивляясь осознанию трагедии, я проваливаюсь в сон. Так организм защищает меня, отодвигая неминуемое потрясение».

«Меня будит хриплый вой — будто скулит овчарка, у которой отняли щенят. Ты лежишь на спине, испуганно трясясь и сжимая зубы. Я сажусь в кровати: „Что произошло?“. „Не знаю“, — беспомощно выдавливаешь ты и поворачиваешься ко мне спиной: „Посмотри“.

Красные пятна на постели, кровавый полукруг на твоей пижаме — как нож в горло, в грудь, в солнечное сплетение.

«Что там?» — дрожит твой голос, умоляя, будто от моей реакции зависит необратимое.

«Съеживаюсь от неготовности столкнуться со страшной правдой. Я жду и боюсь твоего ответа, желая оттянуть миг отчаяния. Медленно поворачиваю к тебе голову: отражение горя на твоем лице отнимает последнюю надежду. Ты размыкаешь искривленные состраданием губы».

«— Нет! — стонешь ты. — Не говори мне. Не говори, не говори!

Как загнанный в западню зверь ты панически накрываешь голову подушкой».

«Не желаю ничего знать. Впасть бы в беспамятство, чтобы не участвовать в том, что предстоит дальше: подтверждение врачей о гибели плода, чистка, а затем пустота в душе и теле».

Читать еще:  Анализ крови на после выкидыша

«Прошло уже два дня. Перед глазами стоит картина: ты, вся в крови, не решаешься смотреть вниз и просишь вымыть тебя перед поездкой в „скорую помощь“. Не могу простить себя, что заранее не отвез тебя в клинику.

Ты встаешь с постели и выходишь в залу. На столе ждут пирожные. Я заварил к ним крепкий травяной чай — теперь опять можно. Слабо улыбаешься: „Спасибо“. Ты избегаешь смотреть на меня — прячешь страдание, стесняешься себя, непричесанную, поникшую, с бескровным лицом. А я люблю тебя сейчас сильнее и глубже, чем когда-нибудь.

Чтобы не смущать тебя, выхожу из комнаты. Оборачиваюсь у двери, и сердце сжимается: ты остановилась, закрыв глаза и бессильно прислонившись к стене. Я услышал твою безмолвную мольбу о нежности и поддержке».

«Упасть бы в обморок. Прямо здесь, за метр от тебя. Чтоб ты понял, как мне тяжело. Кожей чувствую твое приближение, и все внутри ноет от нервного напряжения. Ты берешь меня за плечи, разворачиваешь и прижимаешь к груди. Я стыжусь своей слабости и пытаюсь высвободиться, но ты держишь крепко. Твои руки гладят, любят, жалеют. И тогда я покоряюсь и тихо плачу: „За что?“.

В чем я ошиблась, почему не смогла уберечь ребенка? Хоть и помню слова врача:

— Обильные кровотечения — это не предупреждение об угрозе беременности, а результат ее окончания.

— Три дня назад, — говорила я врачу, — сильно тянуло поясницу и живот.

— Скорее всего, именно тогда и произошел самопроизвольный выкидыш.

— Нужно было сразу вызвать „скорую“?

— Может, к лучшему: все вышло само, и вы избежали чистки. Спонтанный аборт в вашем случае, скорее всего, был предрешен. УЗИ намекает, что эмбрион отсутствовал, и матка избавилась от пустого плодного яйца.

Значит, то, что я любила и ждала, что лелеяла и считала моим малышом — было всего лишь пустым плодным яйцом? Я чувствую себя уродом, не способным не только выносить ребенка, но даже зачать нормальный плод».

«Моя умница. Бодришься, занимаешься делами — держишься. Но как только ложишься в кровать, безвольные слезы текут по твоим щекам. Не знаю, чем помочь. Ты выставила меня за порог своего страдания и присвоила себе права на совместную утрату. А ведь и мне плохо, пусть ты не желаешь этого увидеть.

Я лежу рядом, вспоминая нашу первую ночь в этой кровати. Сколько вечеров мы проговорили здесь обо всем, сколько смеялись, спорили, любили друг друга. Здесь я утешал тебя после каждого отрицательного теста. Ты успокаивалась и говорила, что твое счастье — в нашей любви. А теперь ты окольцована печалью, и мне нет места в вашем союзе».

«Пробуждаюсь в необъяснимой панике. Прислушиваюсь в темноте к твоему дыханию и захлебываюсь от внезапного счастья: ты жив, ты рядом. Прижимаюсь щекой к твоему горячему плечу. Ты — все для меня: мой ребенок, мой муж, друг и семья. Нежность растекается по телу. Горькое смирение еще крепче связало наши сердца, и общая боль крепкой нитью протянулась между нами.

Ты проснулся и с трепетом прижимаешь меня к груди. Я готова разрыдаться от остроты чувств.

— Мой родной. У меня есть ты, а у тебя есть я.

— Мы счастливы, мы будем счастливы, — уговаривают твои губы, целуя.

Ты ласкаешь осторожно, предупредительно. Мы оба растеряны, и каждый хочет уступить, а не взять инициативу. „Можно, можно“, — разрешаю, прошу я. Боль, отчаяние и злая обида на жизнь выливаются в яростную любовную борьбу. Это наш праздник победы над смертью: мы не сломались под ударом судьбы. Мы выжили».

Что дала мне неудавшаяся беременность

«— Кризис миновал, я излечилась, — говоришь ты за завтраком.

Слава Богу, думаю я. Уже хотелось сбежать из этого царства уныния — не мог дальше выносить твоей депрессии. Казалось, я снова в детстве, где мать вечно недовольна отцом, а он, прокисший в её бесконечных упреках, под любым предлогом увиливает из дома.

Приятно видеть, наконец, твою задорную улыбку и наблюдать, как ты увлеченно переставляешь сервизы на полках».

«Как только дверь закрывается за тобой, безнадежная тоска опускается на дом, как опускается ночь на город после ухода солнца. Снова слезы. Но я плачу уже не от самого ощущения потери, а от свежего воспоминания о страшном отчаянии, раздавившем меня тогда. Эти слезы вторичны, и страдания не первичны — грустно от прошлой грусти и больно от боли, которая пронзила меня после выкидыша. Достаточно вспомнить свою реакцию на трагедию, как слезы соболезнования капают из глаз. Неужели и горе мое уже ненастоящее, искусственно продлеваемое жалостью к себе?

Читать еще:  Беременность через месяц после выкидыша без чистки

Но мне вправду тяжело. Не знала, что так бывает. В то же время, я не ожидала, что смогу пережить такую трагедию. Те, кто не сумел выносить ребенка, казались мне глубоко несчастными, и я поражалась, как им удалось не сойти с ума, не покончить с жизнью. Но вот я на месте этих женщин, и продолжаю жить. Иногда тоска совсем исчезает, чтобы потом мучить с новой силой.

Я всегда была оптимисткой и шла по жизни с веселым убеждением, что все происходящее — к лучшему, что для счастья достаточно веры и позитива. Я мечтала о сильном красивом мужчине и, после нескольких ошибок юности, встретила тебя. Беременные женщины терпеливо улыбались с экрана моего мобильного — и я дождалась зачатия. Тут же, довольная успехом, установила заставку с изображением крепкого малыша и отметила в календаре примерную дату рождения будущего ребенка, зачитываясь его гороскопом.

Глупая, гордая в своей уверенности, я вела расчеты и строила планы. А жизнь лишь посмеялась надо мной. Все к лучшему — что? Что дала мне эта неудачная беременность? Мое тело измотано, душа разбита. Я приобрела смирение или потеряла веру? Раньше мне удавалось в любом поражении или разочаровании найти смысл. Но теперь как верить в логику жизни и ее благожелательность? Как идти вперед, зная, что вероломная судьба способна в любой день каждого, без разбора, выкрутить, согнуть и сломать? А безумно хочется верить в закономерность и справедливую упорядоченность жизни.

Хватит. Я должна притвориться перед собой, что все в порядке. Сработало: слезы кончились. Правда, голова раскалывается и бесконечно клонит ко сну.

В который раз проверяю мобильный: не написали ли чего подруги, может, хоть они чем порадуют. У них, незамужних, привычка делиться со мной приключениями и душевными смутами. Но после срыва моей беременности подруги ограничиваются редкими смс: «Как здоровье?». Они отгородились от меня, не считая теперь годной для общения, не знают, что сказать, чтобы не выдать, как им жаль меня. Их ежедневность бьет ключом, и подруги боятся проболтаться о своих радостях и увлечениях.

А я, может, жажду знать, что они были шокированы моим несчастьем, что им больно за меня. А потом пусть не скрывают, что их жизнь продолжается, и предложат мне, как раньше, новый фильм к просмотру или пожалуются на противную начальницу. Я не умерла, не свихнулась и все также способна быть интересным собеседником и внимательной подругой.

Заставляю себя выйти на прогулку. В моей душе темнота, но не чернеет горизонт, не гремит гром и дождь не топит улицы. В парке поют птицы и распускаются цветы, зеленая листва мягко качается на ветру.

Ноги ведут меня вдоль аллеи, и очередной прилив безнадежности маячит впереди. Я выхожу из тени деревьев, и солнечные лучи брызжут в лицо. И вдруг мудрость всей земли разворачивается передо мной. Словно во мне — опыт всех обиженных детей, сломленных женщин и мужчин, разочарованных стариков. Страстно хочется проникнуть в глубинные тайны мира, узнать откровения веков и делиться этим с людьми.

Мое естество обновляется и открывает в себе потаенное дно. Прежде мне виделось предназначение только в материнстве, которое оправдало бы смысл моего существования. Будущее казалось ясным и определенным: ежедневно лелеять свой живот, раз в неделю посещать женскую консультацию, потом — родить, кормить и воспитывать. Я собиралась защититься от мира, от самой себя и от реальной жизни, без остатка посвятив себя заботам о семье. Тогда все мои действия почудились бы мне важными, а вместе с этим и я сама поверила в свою нужность.

Нет! Функция жены и матери — не потолок для женщины. С воодушевлением ищу контакты творческой студии в нашем городе. Ура, послезавтра конкурсный отбор!»

Через несколько лет

«Так много произошло за эти годы. Ты стала неуловимой, увлеченной и безумно интересной. Как ты все успеваешь? Кстати, бывает такое, чтобы муж влюбился в жену, как дурак? Не смейся, попробуй развить эту тему в твоем следующем проекте».

«Любимый, не отвлекай! Своди лучше ребенка на аттракционы. Да, я вас тоже обожаю».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector